Новости

Заболевания позвоночника










Пресса

Недвижимость для получения разрешения на пребывание

БПБК провело обыски у Лембергса, Шкеле и в Рижском порту (дополнено)

Сейм не спешит лишать Силова иммунитета

Глава БПБК повторно отстранил от должности Вилкса

Сейм отметит 20-летие баррикад

О снеге, потопе и резиновых сапогах…

Открыли самое большое здание

Э. Даугелис покинул свой пост

На Масленицу с песнями да блинами

«Раскопки» в центре

Cтихи для нарушителей

Экзотический «улов» на таможне

Что думают о нас в Брюсселе…

Два куска мыла и масло для королевы

Чашка кофе и салат в кафе Laimdotа

"Властелины времени" на час

Цветок, оберегающий любовь

Интеграция в тупике

Не грешите - усталость вас обойдет

Елгавчане проголосуют первыми

Фиаско

Партия агитирует против ЕС

Коротко

Vakara zinas. Инвалид борется за свои права

Подушки и подушечки

Литва рванула на 0,4%

Отец Сергий решил разбудить Латвию

Патриотические страсти

Безликий финал

Иск из-за рейтинга

    Новости -> Каждый должен сам справляться со своей работой

Каждый должен сам справляться со своей работой

04.11.1997 08:57




Директор отдела коммуникаций радио Свободная Европа/Радио Свобода Пол Гоубл отвечает на вопросы комментатора Диены Айвара Озолиньша - Заметили ли вы, вновь посетив Латвию, какие-либо существенные изменения по сравнению с предыдущими вашими приездами? Свидетельствуют ли они об успехах Латвии на пути возвращения в Европу?

- Спустя два с половиной года мне особенно приятно вновь побывать в Латвии, тем более, что я очень польщен принятым решением о награждении меня орденом Трех Звезд. Многое из увиденного здесь вселяет оптимизм. Но некоторые процессы вызывают тревогу. Самый большой повод для беспокойства в настоящее время - это события, связанные с делом Лавента. Они свидетельствуют об очень серьезных проблемах в правовой системе, о том, что, в сущности, пока еще не достигнута независимость суда, и власть так называемой мафии, денежных кланов или организованной преступности слишком велика по сравнению с государственной властью.

Переход к демократии нелегок, да и ожидать этого не следовало. В некотором плане Латвия находится в гораздо лучшем положении, чем другие страны Балтии. Но у нее есть ряд краткосрочных проблем. Я обеспокоен тем, что слишком многие в Латвии допускают, будто бы успешно "схоронившись" от "большого брата", обретут кого-нибудь другого, кто о них позаботится. Так что остается лишь ждать, когда Запад - НАТО или Европейский союз - возьмет их под свою опеку и все уладит. Такое отношение только уменьшает вероятность того, что именно так и произойдет.

Если раньше, шесть лет назад, мир воспринимал Латвию как страну, в которой проживает народ, борющийся за возвращение того, что у него отняли, и за восстановление своей независимости, то сегодня, по крайней мере так выглядит с Запада, Латвия хочет, чтобы о ней позаботились. Чтобы приняли в НАТО и ЕС. Не говорится о том, что Латвия сама будет делать, а задается вопрос, что другие станут делать для ее блага - На каком уровне возникает это представление?

- Во всяком случае это вытекает из заявлений латвийских политиков. Сама по себе Латвия как государство представляет известную ценность, но она очень маленькая, и в повседневной жизни на Западе ей отнюдь не уделяют большого внимания. Пять лет назад о Балтии говорили как о трех маленьких, но героических народах, которые берут судьбу в свои руки и стараются вырваться из Советского Союза, чтобы возвратиться в семью западноевропейских народов. Теперь говорят о том, что Эстонии это удалось сделать, что в Литве успешно идут дела, и никто толком не знает, что же сказать о Латвии. Но никто при этом не собирается списывать политику Латвии как неудачную, скорее похоже, что Латвии просто не удалось создать о себе должного впечатления как о динамичном и активном государстве. Это означает не что иное, как только то, что складывается подобное впечатление - Тема вашей лекции Средства массовой информации и образ Латвии в мире. Доводилось слышать упреки латвийских политиков в адрес прессы по поводу того, что публикации на тему коррупционного скандала нанесли ущерб образу Латвии. В какой мере свободная пресса в свободной стране должна чувствовать ответственность за то впечатление, которое она создает о своей стране?

- Напомню поговорку, согласно которой зачастую плохие вести являются хорошими. Наличие свободной прессы подтверждает наличие свободного общества, что оговорено соответствующим соглашением. Динамизм прессы, ее готовность честно говорить о том, что происходит в обществе - лучшее свидетельство готовности данного общества войти в западное общество. Третий президент США, автор Декларации о назависимости Томас Джефферсон сказал, что если бы пришлось выбирать между свободным парламентом и свободной печатью, он обязательно бы выбрал свободную печать, поскольку в большой мере это означало бы свободу общества.

Следует особо отметить появившуюся в Диене на прошлой неделе статью, в которой приводились недопустимые высказывания некоего должностного лица прокуратуры высокого ранга об одной этнической группе. Такие статьи приносят Латвии больше пользы, чем попытки скрыть подобные малоприятные вещи. Ведь именно такие публикации свидетельствуют о наличии гражданского общества, способного оценить должным образом своего политического руководителя.

Если бы печать весело щебетала о том, что все прекрасно, это свидетельствовало бы не только о неспособности преподнести истину, что нам хорошо известно с советских времен, но и о том, что в Латвии еще не произошел переход к гражданскому обществу. Сильная, энергичная, конкурентоспособная, критичная пресса - бесспорное условие существования свободного общества.

Понятно, пресса не должна освещать только недостатки. Любой приезжающий в Ригу человек, гуляя по ее улицам, уже может убедиться в том, какой прогресс совершила Латвия. Пресса и это должна освещать. Но не только это. Никому из власть предержащих никогда не нравилась свободная печать, их критикующая, кто бы это ни был - президент США, России или Латвии. Журналисты никогда не были теми людьми, которых все любят. Однако свободная пресса - это своего рода гарант против концентрации власти, всегда опасной для общества. Поэтому наличие свободной печати - это основа основ возвращения Латвии в Европейский дом.

Могу себе представить, что та или иная критическая статья на тему происходящих в Латвии процессов может здесь вызвать злость, но, глядя из Вашингтона или Запада в целом, существование критической печати - это лучшая реклама для Латвии, свидетельство того, что степень зрелости данного общества соответствует степени зрелости западного общества. Ведь в рамках бывшего советского пространства было иначе - тогда пресса восторгалась работой правительства, какой бы она ни была - Как может сказаться на шансах Латвии стать членом ЕС сообщение Еврокомиссии о готовности стран- участниц к переговорам с ЕС и возможное решение ЕС о начале переговоров только с шестью странами?

- Я не должностное лицо США, да и Соединенные Штаты не ЕС, поэтому могу высказать лишь свое личное мнение. Я предпочел бы одновременно приступить к переговорам со всеми странами Восточной Европы, но при этом четко указал бы, что одним из них потребуется на это пять лет, другим, может быть, и все пятнадцать. К сожалению, на Западе распространено мнение, будто начало переговоров только с несколькими странами заставит другие страны активизироваться в надежде, что только так они могут попасть в ЕС. Эта идея была выдвинута в широко известном исследовании корпорации RAND. То есть приглашение Эстонии заставит Латвию и Литву равняться на это государство. Основания для подобного аргумента есть. Однако подобное утверждение таит в себе и известную опасность - кое-кто в Латвии и Литве может рассудить, мол, раз Запад с нами так обошелся, то пусть катится к черту, мы пойдем своим путем.

У меня есть серьезные возражения по поводу представленных корпорацией RAND аргументов, однако именно эти аргументы произвели большое впечатление на страны-участницы ЕС, а также Соединенные Штаты. Это еще не означает, что, по моему мнению, Эстония не соответствует критериям и ее не следовало приглашать в ЕС, просто я бы отдал предпочтение другому подходу, сформулированному литовцами: "кто", а не "когда". То есть прежде всего назвать кандидатов, которые со временем могут быть приняты, а затем приступить к переговорам, имея в виду, что некоторые окажутся готовыми к принятию в ЕС раньше других.

Еще два аргумента повлияли на мнение в Страсбуре и Брюсселе. Во-первых, если пригласить слишком многих, переговоры могут усложниться. Приступая к переговорам одновременно с десятью странами, можно и ни до чего не договорится. Во-вторых, пожалуй, многие в Европе уже не столь уверены в значении Маастрихтского договора, озабочены введением общей европейской валюты, механизмом сельскохозяйственной политики, то есть не уверены в том, стоит ли вообще расширять ЕС. Все эти аргументы в целом и повлияли на решение насчет Латвии.

Но следовало бы волноваться не из-за причин такого решения, а о том, что Латвии следует делать. Убежден, что лучше всего действовать так, словно вы участвуете в переговорах, и достичь стандартов ЕС, поскольку это пойдет лишь на пользу стране. Латвии пойдет на пользу, если ее правовая система окрепнет, если упорядочатся финансы, если Ригу не будут считать центром организованной преступности, если государство станет полностью контролировать восточную границу, если будут решены некоторые вопросы в области гражданства. Именно на это следует направить усилия, и тогда вступление в ЕС произойдет само собой - Разве правительство делает недостаточно, чтобы было именно так?

- Это вопрос равновесия. О Латвии в настоящее время сложилось такое представление, будто она желает быть принятой потому только, что она Латвия, а не благодаря тому, что ей удалось сделать. Этот образ надо менять и дать понять - мы делаем это, поэтому нас, безусловно, следует принять. К сожалению, в настоящее время во многих местах на Западе этого не видно. Скорее понимается так - примите, а потом мы сделаем.

Никто на Западе не считает, что Латвию не следует принимать в ЕС. Никто! Однако многие видят, что Эстония в последние годы все чаще спрашивала, что ей следует делать, и медленно делала и создала о себе впечатление как о стране, которая в состоянии справиться с тем, что ей необходимо. О Латвии сложилось впечатление как о стране, которая хочет быть сначала принятой, а потом видно будет. Заслуженно или нет, но Латвию воспринимают как страну, которая ждет, что кто-то сделает вместо нее. Я считаю это незаслуженным. Но Латвия не сумела произвести впечатления как страна, сумевшая многое свершить.

И вины прессы в этом нет, точно так же, как нет и вины отдельных лиц или вины отдельных государственных структур. Этот образ складывается из очень многих "мелких черт" - Как скажется решение о начале переговоров с Эстонией на так называемом единстве Балтии?

- В Рижском аэропорту меня поразило, что существует отдельный выход для граждан Латвии, Литвы и Эстонии, подобно тому, как в аэропортах стран ЕС имеются отдельные очереди для граждан стран-участниц ЕС. Не припомню, чтобы доводилось видеть нечто подобное в других Балтийских странах. Возможно, просто не заметил, но в Латвии акцент на единство трех Балтийских стран очевиден.

Не думаю, чтобы от единства Балтии многое осталось. Представление о единстве Балтийских стран сложилось благодаря их схожей истории в период с 1918 по 1940 годы, а затем в период с 1940 по 1991 год и благодаря выдающеся Балтийской революции в 1990 и 1991 годах.

Но вы три маленькие страны с различными политическими системами, национальными культурами и проблемами безопасности. Проблемы безопасности Латвии и Литвы отличаются в корне, и каждая из них иная, чем в Эстонии. Отличаются внутреннее устройство, национальные усилия и внешняя ориентация. Если Эстония стремится в направлении Финляндии, Литва - в направлении Польши, то в Латвии, похоже, одни смотрят в сторону Дании, другие - Германии. Каждый, наблюдающий за происходящими в Балтии процессами, сразу скажет, что эстонцы считают себя скандинавами, литовцы считают, что они относятся вместе с поляками и чехами к Центральной Европе. Однако не скажу, сможет ли кто-нибудь ответить на вопрос, куда поместить Латвию. Частично это обусловлено вашим месторасположением, частично культурой, частично - отсутствием четкого выбора. Вы больше "балтийцы" по своим действиям, чем эстонцы или литовцы. Вы не относитесь ни к Скандинавии, ни к Центральной Европе. Так уж сложилось в историческом и культурном плане, что ориентиром для Латвии скорее является Берлин, а не Стокгольм или Варшава. Не знаю, насколько далеко продвинется эта ориентация, учитывая конкуренцию с направлением в сторону Копенгагена.

Имеют значение представления о картах безопасности, а также географическое расположение страны. Американцы думают о себе как о квазиевропейцах - иногда им близки европейские традиции, иногда нет. Россия пока не решила, Европа она или Азия или еще что-либо и является ли вообще государством. Кажется, Латвия твердо не решила, где ее место. Вот где кроется причина озабоченности латышей единством Балтии - поскольку это помогает определить себя.

К несчастью, ваши кажущиеся партнеры, наверное, больше не считают это существенным с позиции своего опыта. В один прекрасный день может оказаться, что Эстония является страной-участницей ЕС, а Литва - союзницей Польши. Латвия должна сделать выбор и решить, каким государством она будет, с чем будет связана. Это тяжелый выбор, поскольку он будет иметь далеко идущие последствия как в собственном доме, так и на международной арене.

Эстонцы давно сделали выбор в пользу Скандинавии, литовцы, по крайней мере, сейчас, тоже сделали свой выбор, хотя, если бы мне пять лет назад кто-нибудь сказал, что Вильнюс сблизится с Варшавой, я бы не поверил. Четко не просматривается, чтобы Латвия сделала свой выбор, сомневаяюсь, что кто-то смог бы в двух предложениях сформулировать, какую карту Латвия хочет для себя.

У вас есть все предпосылки, чтбы в течение двух-пяти лет стать процветающим государством. Но это произойдет не только потому, что ЕС решит вас принять (и я сомневаюсь, окажется ли Латвия когда-нибудь в НАТО, во всяком случае в таком НАТО, к какому в данный момент желает присоединиться). Это произойдет потому, что народ Латвии выразит желание быть составной частью Европы, но это не означает быть в ЕС. Это значит иметь четкие традиции, независимую судебную систему, свободную печать, упорядоченную демократию, жителей, которые чувствуют себя надежно и в полной безопасности в границах своего государства, политическое определение гражданства. Это значит осознать, что никто иной не спасет Латвию, как только сам народ Латвии - Почему решался вопрос о принятии совместной американо-балтийской хартии, а не отдельных документов американского правительства с каждой из Балтийских стран?

- Я поддерживал идею о подписании отдельных хартий с Балтийскими государствами. Я за сотрудничество стран Балтии, но лишь настолько, насколько это соответствует подлинным интересам этих стран. У Таллинна, Риги и Вильнюса разные потребности, и при подписании общей хартии, охватывающей всю общность отношений США и Балтийских стран, будут сделаны две неловкие вещи. Мы не только проигнорируем различия, не только подтолкнем все три государства к осознанию себя единым целым, но и заставим думать, что к ним и относиться будут, как к единому целому.

Во-первых, что касается столь высокой степени общности - при наличии таковой многие важные для каждой страны в отдельности вопросы останутся вне поля зрения. Возможно, именно потому такое образование показалось более приемлемым. То есть, если нет желания о чем-то говорить, стоит лишь соответствующим образом расставить обсуждаемые вопросы.

Для Литвы наиболее важен вопрос, связанный с транзитом - проблема Калининграда рано или поздно даст себе знать. Вопрос в том, что станет делать Россия с транзитом в Калиниград, когда Польша вступит в НАТО. По-моему, у литовцев есть основания хотеть, чтобы Запад предоставил им больше гарантий по поводу возможной реакции на ожидаемые требования России.

Это уникальная проблема Литвы. Латвии необходимо нечто другое - оказание большей помощи в сфере развития банковской системы. Многое предстоит сделать по совершенствованию и обеспечению независимости правовой системы.

Боюсь, что общие формулировки могут свести на нет четкие формулировки конкретных нужд. Меня заверяли, что этого не произойдет, надеюсь, что так оно и будет.

Важно, что США выразили намерение подписать такое соглашение с Балтийскими странами. Ведь мы, например, не собираемся подписывать подобный документ с Балканскими странами. Таким образом, США отводит Балтийским странам достаточно важное место. Это, как сказал Карл Бильд, "лакмусовый тест" для России. И русские об этом знают. Согласно взглядам США, Балтийским странам отводится центральное место в Европе после холодной войны. Русским недвусмысленно дано понять, что независимо от того, будут или нет эти страны приняты в НАТО или ЕС, недоброжелательные действия русских по отношению к этим странам будут иметь негативные последствия для России - Действительно ли Россия все еще всерьез этим озабочена?

- Думаю, что русские это понимают лучше, чем пять лет назад. Однако в связи с этим у Балтийских стран, особенно у Латвии, имеется одна существенная проблема. Безопасность - это не вопрос о российской оккупационной армии, это вопрос о своей собственной правовой системе, о борьбе с коррупцией, о свободной печати, разоблачающей эту коррупцию, о жителях, которые, ужаснувшись размером коррупции, твердо стали бы на сторону тех, кто ведет с ней борьбу. Вот истинная проблема вашей безопасности.

Русские это прекрасно понимают и осознают, что в открытую действовать нельзя, что надо идти в обход, и я хотел бы, чтобы этот обходной путь для них оказался как можно труднее.

К сожалению, вопрос безопасности в большой степени сводится к военной безопасности. В сущности, военная безопасность -наименьшая ваша проблема - Является ли предложенные Ельциным гарантии безопасности Балтийским странам частью новой российской политики по укреплению своего влияния в регионе?

- Услышав заверения Ельцина, согласно которым все, кто станет угрожать Литве, будут иметь дело с Москвой, я подумал, что это самое "ободряющее" заявление, которое довелось услышать Балтийским странам с 1939 года. Это просто ужасно!

К тому же Ельцин отнюдь не тот, кто позаботится о безопасности Балтии. В сущности, даже по-настоящему не ясно, способен ли Ельцин обеспечить безопасность своей страны. Пока реакция Запада, если о таковой может идти речь, была следующей - не принимать заявление Ельцина всерьез. Однако Запад не готов и не будет готов, а уж США и подавно, принять, что Латвия, Эстония и Литва являются зонами влияния России. Ни теперь, ни когда-либо. В понимании американцев Балтийские страны являются составной частью Запада. Достаточно ли мы сделали для того, чтобы недвусмысленно это обеспечить? Нет. Сделали ли мы больше, чем кто-либо другой на Западе? Да. Не мы для вас, а вы сами завоевали себе независимость. Вам самим и возводить свою безопасность. Мы вместо вас этого не сделаем. Мы можем только оказать помощь - Как вы расцениваете только что подписанный литовско-российский договор о границе?

- Он целиком и полностью рассчитан на Латвию и Эстонию, а к Литве имеет весьма относительное отношение. Договоренность с Литвой - это средство давления на Латвию и Эстонию, чтобы заставить их изменить свою политику в отношении национальных меньшинств и очернить эти страны в глазах европейских организаций. В частности - осложнить приглашение Эстонии к началу официальных переговоров с ЕС. Не думаю, чтобы это удалось, но цель была именно такой.

Более того - Ельцину ничего не стоило подписать такое соглашение, поскольку шансы на то, что российская Дума ратифицирует какой бы то ни было пограничный договор с любой из стран Балтии, крайне ничтожны. Этого не случится. Поэтому Ельцин мог спокойно подписать этот документ, тем самым набрав дополнительные очки и усилив давление на Латвию и Эстонию, чтобы они изменили свою политику, а также нанеся ущерб репутации Эстонии накануне ее приглашения к переговорам о принятии в ЕС и в конечном итоге фактически оставив Литву без официального договора о демаркации границы - мол, парламент не утвердил.

Хочу напомнить, что именно так произошло с договором между Россией и Молдовой о выводе российских войск из Приднестровья. Договор был подписан, Ельцин на этом заработал очки в глазах мировой общественности, потом российский парламент не ратифицировал этот документ, и Кремль заявил, что часы не пойдут, пока договор не будет ратифицирован. Следует признать, что политика России по отношению к странам Балтии становится все умнее, что требует и все более умной ответной реакции в первую очередь со стороны стран Балтии, но, конечно, и со стороны Запада - Означает ли это, что в обозримом будущем у нас не будет договора о границе с Россией, являющегося одним из условий принятия в ЕС?

- Когда Запад заявил, что пограничные договоры с соседними странами являются обязательным условием принятия в организации Запада, не надо было много ума для того, чтобы понять: тем самым России подсказывают, каким способом можно не допустить принятия балтийцев. Заявляя, мол, вы должны выполнить нечто, что кто-то другой может блокировать, тем самым "другого" как бы подталкивают именно так и поступить. Если бы Запад не заявил, что пограничные договоры являются обязательным требованием, резко снизилось бы значение неподписания договоров с Эстонией, Латвией и Литвой. И если бы даже руководители переговоров с латышской и эстонской сторон завтра явились к русским и заявили, что готовы подписать договоры на любых условиях, думаю, русские нашли бы повод уйти от подписания - Не кажется ли вам, что мы сами даем повод для разногласий своим требованием внести в договор ссылку на мирный договор 1920 года или "строя коварные планы" затем упомянуть этот документ в решении Саэйма о ратификации пограничного договора?

- Рижский договор 1920 года совершившийся факт. Это исторический документ, важный для всех граждан Латвии. Но иногда постоянное стремление непрерывно напоминать о чем-то может оказаться не лучшим методом. Раз уж пограничный договор с Россией необходим для вступления в западные организации и если есть возможность его подписать, то это надо сделать.

Конечно, было бы совершенно неприемлемо из-за этого договора отказываться от ранее подписанного, и я не думаю, чтобы любое правительство Эстонии или Латвии могло бы это сделать. Но отсутствие ссылки на договор 1920 года никоим образом не связано с тем, остается этот договор в силе или нет. При подписании договоров нет необходимости каждый раз ссылаться на предыдущие договоры, поскольку они не зависимо ни от чего не перестают существовать - В каких пределах, по-вашему, разумно уступить прямому давлению России и косвенному - Запада в вопросе о негражданах и законе о гражданстве? Не возникает ли у вас впечатления, что большинство нелатышей вовсе не стремится к такой цели, как однообщинное государство, опасаясь утратить то ли национальную идентичность, то ли политическое влияние на будущее страны?

- Позвольте задать встречный вопрос: к какой Латвии стремятся латыши? В каком государстве хотят они жить через десять лет? Допустим, что все остается по-прежнему, но правительство России меняет свое отношение, и в Латвии проживают уже не сто, а триста тысяч граждан Российской Федерации. Это бы создало огромные политические проблемы. Одно дело - неграждане, и совсем другое - значительное число граждан другой страны - А будет ли еще тогда Российская Федерация?

- Будет что-то, именуемое Российской Федерацией, возможно, с другими границами. Но эти люди будут куда лояльнее по отношению к Москве, нежели к Риге. А теперь допустим, что Латвия примет решение предоставить им гражданство. В этом случае это будет двойное гражданство. А это означает, что временами они будут вести себя как граждане Латвии, временами - как граждане России.

Другой вариант - по-прежнему остаются граждане-латыши, небольшое число граждан-нелатышей и значительное число жителей Латвии, не являющихся гражданами ни одного государства. У неграждан любой страны существует тенденция считать, что принятые в данной стране правила игры к ним не имеют отношения, что закон для них не так обязателен, как для граждан.

Я всегда утверждал и утверждаю, что Латвия была оккупирована, что латыши имеют право сами решать, как им поступать. Но считаю, что латыши должны быть честными по отношению к себе и осознавать последствия своего выбора. Думаю, что Латвии пошло бы только на пользу, поскольку она является страной с небольшим числом граждан других государств, если бы большинство населения страны видело себя в контексте будущего Латвии.

Мы говорим не о том, что хорошо и что плохо. Речь идет о том, что лучше и что хуже. Мне понятны международные правовые принципы, на которых до сих пор латыши основывали свой выбор, и я в принципе признаю право латышей на это. Но, учитывая, что правительство России может изменить направленность своей политики и подтолкнуть русскоязычное население к принятию российского гражданства, на мой взгляд, государство, в котором население говорит на двух языках, но политически едино, предпочтительнее государства с двумя культурами. Но это мое личное мнение. Просто мне кажется, что латышский народ должен задать себе вопрос - какое будущее он себе желает.

Говоря конкретнее, допустим, что через десять лет 50 процентов русскоязычного населения станут гражданами Российской Федерации. По отношению к кому они будут лояльны в первую очередь - к Латвии или к России? Какой была бы политическая система страны, если бы это произошло? Как эти люди будут вести себя по отношению к вашим законам? К вашей культуре? Хотите ли вы стать частью такого общества? Есть ли другие возможности? Разве такая ситуация опаснее той, когда часть граждан говорит в основном по-русски? Лично я знаю, что предпочел бы, но не хочу навязывать свое мнение тем, кто должен сделать выбор сам.

Несомненно, это ваше право, но и ваш долг - думать о том, какого будущего вы хотите своей стране. Заявить, что вы в полном соответствии с международным законодательством имеете право так поступать, не одно и то же, что заявить, что это идеальный выбор для будущего вашей страны. Речь идет о вопросах куда более крупных, чем просто права. Думаю, стоит рискнуть.

Это будет тяжелой работой, причем в основном работой самих латышей.


Источник: Айвар Озолиньш, Диена

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 rehab.lv